Я уверен: книгу ничто не заменит в будущем, так же как ничто не могло заменить её в прошлом. ©Айзек Азимов_____Чтение чрезвычайно помогает, а книги — хорошая компания, если взять самые подходящие.©Луиза Мэй Олкотт____Повсюду искал я покоя и в одном лишь месте обрел его — в углу, с книгою. ©Умбэрто Эко_____ Тому, кто читает книги, никогда не скучно.©Ирвин Уэлш_____Чтение книг — не способ бегства от жизни, книги дают ключ к ее пониманию. Ключ к реальности. ©Себастьян Фолкс_____Каким человеком ты станешь, определят два фактора: люди, с которыми общаешься, и книги, которые читаешь.©Робин Шарма_____Дело не в количестве прочитанных страниц, а в количестве вызванных ими мыслей.©Паулу Фрейре

Яновский Давид Маркелович

Родился Давид Яновский в Волковыске в 1868 году.

Детство его пришлось на годы самой бешеной русификации, которая происходила в Беларуси после подавления освободительного восстания во главе с Кастусем Калиновским 1863-64 годов. Вместе с этим происходило пренебрежение экономической и культурной жизни нашей независимой страны. Вот что говорится об этих временах в книге Бобровского «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба»: «В Волковыске находятся: площадь, Рынок, 7 улиц, деревянная православная и каменная католическая церковь, синагога и семь молитвенных школ; 478 домов, в т. л. 5 каменных, 58 магазинов, 2 трактира, 12 постоялых дворов, кондитерская, аптека, 3 бани, 2 завода-кирпичный и кожаный, 2 водяной мельницы, 2 пивоварни, 2 училища, госпиталь и военный лазарет, 3 сада и 3 кладбища. Жителей обоих полов – 3315 душ, в т. л. инвалидная команда в составе офицера и 154 низших чинов и 7 человек полицейских. В Волковыске нет даже постоянной ярмарки, ее заменяют ярмарочные дни. Ремесла здесь мизерные, зарплата и требования ограничены».

Впервые Давид Яновский в 23-летнем возрасте появился в Париже в 1886 году. Не получив надлежащего образования, Яновский тем не менее обладал высокой общей культурой, свободно разговаривал по-русски, по-французски, по-немецки, по-польски и по-английски.

Во Франции он быстро поразил парижских шахматистов остроумной и яркой игрой. Выиграв свой первый приз в чемпионате кафе «Режанс», Яновский затем боролся почти во всех значимых шахматных соревнованиях того времени. Его лучший период был между 1898 и 1906 гг. В каждом турнире он ошеломлял своих противников яркими атаками и внезапными ударами. Среди пострадавших побывали все знаменитые шахматисты мира, включая и Эм. Ласкера. Под впечатлением своих турнирных успехов и нескольких удачных партий с чемпионом мира Ласкером Яновским решился вызвать его на матч, но силы были неравны. Результат оказался плачевным. Мудрый практик и глубокий психолог, Ласкер сознательно создавал печальные позиции, не давая Яновскому развернуть свою фантазию.

Кстати, Яновского не занимало чемпионство само по себе, он всю жизнь отстаивал яркий и зрелищный стиль. Его дерзкие атаки и блестящие комбинации поражали своим риском. В то время шахматы еще не превратились в большой спорт, а были просто частью человеческой культуры.

Яновским больше обладала тяга создать красивую, цельную партию, чем победить любым способом. «Яновский был великим шахматистом, но средним спортсменом и слабым психологом», - говорил о нем Ласкер. По воспоминаниям современников известно и его увлечение азартными играми. Он играл часто в карты и раз за разом проигрывал все, что его талант приносил ему в шахматах. В 1901 году в Монте-Карло он спустил в казино свой первый крупный приз. Настоящий художник игры в шахматы, он, тем не менее, не мог совладать со своим стилем, который имел недостатки, и в первую очередь от отсутствия самокритики и самообладания.

Яновский всегда играл на атаку, даже если для этого не было никаких оснований, и именно из-за этого он проиграл много партий.

После Мангейлисского турнира 1914 года Яновский переехал в Америку, где прожил 10 лет. Там он сначала был третьим по силе шахматистом (после Х. Капабланки и Ф. Маршала), но постепенно молодые мастера стали его вытеснять.

Несмотря на это, иногда демонстрировал былую мощность и свой яркий стиль, которому он оставался верным до конца своих дней.

Нью-Йоркский климат оказался неблагоприятным для его здоровья. В результате болезни Яновский вынужден был вернуться во Францию, где прожил еще 2 года. Смерть застала его в городе Йери, куда он приехал на турнир.

Вот каким он был, наш земляк, и очень жаль, что о нем так мало знают волковычане.

Литература:

Александрович, Г. С. Многоликая Каисса / Г. С. Александрович,Б. С. Столяр. — М.: ФиС, 1989. — 240 С.

Островцов, А. Последний художник шахматной игры: Давид Яновский (1868-1927) / А. Островцов / / Березка. — 1995. — №2. — С. 12—13.

Воронков,С. Б. Давид Яновский/С. Б. Воронков, Д. Г. Плисецкий. — М.: Физкультура и спорт, 1997. — 416 с.

Глигорич, С. Играю против фигур/С. Глигорич. — М.: ФиС, 1983. — С. 42—44.

Медведева, В. Реалистичные шахматные фигуры средневековой Беларуси / В. Медведева / / белорусский исторический журнал. — 2006. — №4. — С. 41—45.